search-icon

117393, Москва, ул.Профсоюзная, д.80

Вход/Регистрация

search-icon

Где искать?

Везде
Фонды
Описи
Искать

Символ праздника: Главархив — о новогодних и рождественских ёлках


Маленькие покупатели новогодней ёлки А. Баскина и Н. Синицын. Фото В. Христофорова. 20 декабря 1967 года. Главархив Москвы.

До революции зелёные красавицы продавались в кондитерских, а после 1917 года дерево оказалось в немилости.


Праздновать Новый год так, как мы привыкли, в Москве начали в 1700 году при Петре I.


В императорском указе 1699 года горожанам рекомендовалось «учинять украшения от древ и ветвей сосновых, елевых и можжевеловых». Со временем ёлки стали традиционным символом зимнего праздника. Но так было не всегда: после 1917 года вечнозелёное дерево даже находилось под запретом. О том, какие времена переживали зелёные красавицы, расскажут материалы Главархива.


В дореволюционной России новогодняя ёлка была провожатым в мир подарков и съедобных сюрпризов. В кондитерских продавались ёлки, украшенные яблоками и грушами, сахарными, шоколадными, марципановыми фигурками, покрытыми сусальным золотом и грецкими орехами. На ветви дерева прикрепляли настоящие восковые свечи. Дети из состоятельных или рабочих семей получали на праздник различные игрушки: лошадок, паровозы, принадлежности для рисования. Дарили подарки и воспитанникам приютов — шапки, шинели, кушаки, платки.


Ёлочные базары появились к середине XIX века — сначала в Петербурге, а затем в Москве. Одна из самых популярных ярмарок располагалась в Охотном ряду. Проводились в то время и благотворительные ёлочные базары, средства с которых шли на помощь детским больницам и другим учреждениям.


mini.jpg mini.jpg mini.jpg mini.jpg

Со второй половины 1920-х годов ель, как символ праздника, оказалась под временным запретом. Это объяснялось тем, что деревья нужно сохранять, а леса не вырубать. В Главархиве сохранилась запись с воспоминаниями художника-полиграфиста Г. Решетина, родившегося в 1922 году. Он рассказал, что его мама, даже несмотря на запрет, привозила детям каждый год ёлку из леса. Камуфлировала её и маскировала, чтобы в поезде женщину не арестовали и не отняли дерево.


В середине 1930-х годов торговля ёлками на московских рынках, а затем и на специальных ёлочных базарах возобновилась. Цены на ели регулировало государство. Так, в Москве в декабре 1945 года ёлочка высотой до метра стоила пять рублей, двухметровая ель обходилась уже в 11 рублей, а лесную красавицу высотой от девяти до 10 метров оценивали в 650 рублей. Крона такого дерева была до трёх метров в радиусе.


mini.jpg mini.jpg mini.jpg



Рассказать об этом друзьям